7 Декабря, Пятница 20:00
~ Анна Федюнина

Мое место. Квартира Георгия и Юлии Петрушиных

Несмотря на стремительную скорость появления новых локаций, поистине «свои» места, как правило, пересчитывают по пальцам. Пространства не для чекина, а для души - каждый месяц на страницах Fraufluger. Новые герои рубрики – Георгий и Юлия Петрушины, квартира которых в Москва-Сити вмещает целую фотогалерею, музей раритетных чайников и археологических трофеев.
Мое место. Квартира Георгия и Юлии Петрушиных
Юлия. С Георгием нас свел Jamiroquai. Мне позвонила подруга, предложила пойти на концерт. Я в это время была в загородном доме родителей и прекрасно проводила с ними время. Но от предложения отказаться не смогла и сорвалась в Москву, в «Олимпийский». Там увидела Георгия – любовь с первого взгляда. Ухаживания произошли быстро, ведь мы увидели друг друга и с тех пор не расставались. Предложение он мне сделал месяца через полтора. Жора пригласил меня в «Турандот» и встал на колено в окружении посетителей ресторана. Я покраснела и, конечно же, сказала «да». Это было как в фильме.

Мы долгое время жили на Рублево-Успенском шоссе. Как говорится, в гетто для богатых дураков (смеется). Когда ребенок был маленький, мы жили там, но, честно говоря, очень устали. Со временем безумно надоели пробки – полтора часа туда, полтора часа – обратно. Поняла, что это невозможно, что этот свежий воздух мне не нужен. Танцы, балет, плавание, английский язык – все мероприятия даже для ребенка находятся в Москве. Мы люди активные, поэтому, если собирались на какие-то вечеринки, нужно было брать с собой чуть ли не несколько комплектов одежды. То я забыла какие-то сережки, то взяла не те туфли, то дождик пошел, а я в бежевом… Поэтому в ноябре прошлого года переехали в «Москва-Сити», в башню «Москва».
С безопасностью здесь, вопреки скептикам, все в порядке – мы живем на 27-м этаже, а пожарная лестница доходит до 30-го (смеется). Когда, кстати, горела башня «Восток», нам звонили знакомые, беспокоились. Мы же чувствовали себя прекрасно, происходящее в соседней башне казалось кадром из голливудского фильма.

Еще один весомый плюс «Москва-Сити» – близость расположения бутиков, салонов красоты. В нашей башне на первом этаже находится салон «МильФей», где работает мой любимый стилист Иван. Он же любимый стилист Наоми Кэмпбелл, которая, кстати, строит квартиру в соседней башне. Когда Наоми в Москве, Иван часто приезжает к ней наводить марафет. Здесь же находится прекрасный винный бутик. Когда приезжают неожиданные гости, всегда можно зайти и купить бутылочку вкусного вина. Недалеко от нас – в World Trade Center  – находится мой любимый ресторан China Garden. Ему уже порядка 20-ти лет, его ценят даже в Европе. Вообще, я сама люблю готовить, даже проходила уроки у небезызвестного итальянского повара.
Ремонт в квартире мы сделали сами где-то за два месяца. Это уже не первый в нашей жизни ремонт. Начинали, правда, с московскими архитекторами, но выгнали их почти сразу же. Я уже представляла, что хочу видеть смешение стилей – антиквариат и современность. Не люблю излишества, какие-то вензеля, статуэтки. Все должно быть в меру. Стол в гостиной, например, купили за год до заселения в эту квартиру на антикварной ярмарке. Отреставрировали его, перекрасили. Очень люблю круглые столы, ведь за ними можно разместить больше гостей, особенно, если стол раскладывается.

Картины и фотографии мы начали собирать давно – лет 15 назад. В определенный момент решили поделиться ими с людьми. Мы дружили и работали с фотографами, включая Владимира Клавихо, Антона Ланге, Юрия Роста, еще до того, как решили открыть галерею Zeppelin в ТДЦ «Новинский». В Москве немного фотогалерей, больше картинных. Современных авторов мало кто выставляет, поэтому захотелось создать галерею с новыми именами, доступным форматом, удобным месторасположением.
Сейчас в нашей галерее проходит выставка Антона Ланге. Антон долго выбирал работы, которые не выставлялись ранее. Весь проект длился около 5 лет, почти 3 года Антон был в разъездах. Впервые, кстати, его работы выставлены в частной галерее. Ранее они были в Манеже, ездили в Гонконг, Шанхай, Мадрид. Одна из работ Антона - «Поленовское окно» - размещена у нас в гостиной.

Георгий. В гостиной есть интересные раковины, найденные при раскопках и подаренные нам. Раковинам несколько миллионов лет, вполне подойдут для музея. Эти кресла покупали в Италии, но сейчас их начали делать и китайцы. Вспоминается фраза Черчилля: «Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать». Кресла очень удобные, когда Юля была беременна, много времени проводила на них.
Телескоп нам подарили не так давно. Изначально хотели подглядывать за соседями, но он очень далеко бьет. Поэтому остается подглядывать за звездами. Здесь располагается коллекция чайников, которую я собираю. Привожу только самые интересные – оригинальной формы, с интересной историей. Есть нефритовый чайник, монгольский чайник – ровесник Чингисхана, антикварные чайники из Тибета, Италии… Вообще, коллекционирование ради коллекционирования – достаточно глупое, на мой взгляд, занятие. Когда же вещь можно использовать по назначению, в частности, заварить в ней чай – это заманчиво.
Юлия. Гостей принимаем часто, причем, без подготовки. Наши двери всегда открыты - даже когда собираемся спать, не можем отказать спонтанно собравшимся к нам гостям. Недавно, например, у нас были Маша Цигаль и ее сын Арсений. Он старше нашей дочки Ариши года на два, они очень дружны, ходят за ручку, хотят ночевать вместе. Арсений говорит: «Не пойду в школу, буду ночевать с Ариной». Он вырезает фотографии из журналов, где есть мы или Арина. Очень хороший мальчик.

Арине всего четыре года, но уже год назад она научилась читать, учит английский, занимается танцами. Ей склонность к чтению в раннем возрасте перешла по наследству от нас. Сейчас Арине, на мой взгляд, нужно пробовать все – и фигурное катание, и карате, и музыку. А потом она поймет, что ей ближе. Я сама занималась танцами, была кандидатом, потом бросила, потому что тогда не было мобильных телефонов, было сложно созвониться. В старших классах я занималась карате. Но я очень болтливая, за болтовню на уроке я постоянно отжималась то на кулачках, то на пальчиках. Потом меня начали за болтовню выгонять. Я развернулась и ушла, так я дошла и до фигурного катания.
Дочка около месяца спит на большой кровати, а раньше здесь была детская мебель, от которой осталась одна тумбочка. Все увезли за город. Пока же Ариша сама выбирает, чем бы она хотела наполнить комнату. У дочки есть своя гардеробная, в которой пока и для моих вещей находится место. В Москве я, если честно, одеваться не люблю, но вещи Маши Цигаль и Ruban мне действительно по вкусу. В игровой комнате Ариши все в розовом цвете. Много игрушек, книг, опять же, фотографий. Арина уже принимала участие в фотосессиях для рождественского номера одного журнала. Ей делали огромную бабетту, но она, как взрослая, ни разу не пискнула.

Наша спальня с Георгием – царство поп. На стенах - работы Юлии Мильнер, Антона Ланге, Владимира Глынина, Пети Аксенова, Миши Королева. Столы здесь антикварные, на одном из них – моя первая шкатулка для драгоценностей, с которой началось собирательство коллекции украшений. В спальне также есть столик, куда ребенок всегда подкладывает свои новые рисунки. Я их собираю и кладу в папочку. У нее здесь своя галерея.
Георгий. В прихожей находятся работы модных сейчас художников «Холодки», плакат Кустурицы рук Сережи Покровского. Когда режиссер играл концерт в Zeppelin, расписался на плакате, который сейчас, кстати, в единственном экземпляре. На полках - фотографии с нашим любимым Жванецким, знаменитым Роджером Тейлором. Книги об искусстве, фотографии.
Это кабинет – здесь я курю, ругаюсь матом. На стенах работы Роста Юрия Михайловича, включая фотографию Булата Окуджавы, копия работы художника Нормана Рокуэлла, где татуировщик зачеркивает имена девушек и пишет новые. Она мне близка, поскольку я служил во флоте. Есть здесь еще одна очень значимая для меня вещь – картина, подаренная академиком Лихачевым, написанная в 1943 году в Ленинграде. Удивительно, что люди там еще и рисовали. В шкафчике находится статуэтка с нашего свадебного торта. Мы с Юлей решили ее сохранить.
В уголке – пошлая японская эротическая гравюра, которую нам подарил Кирилл Данелия. Наверное, самая скромная из его коллекции, но решили повесить ее подальше, чтобы ребенок не разглядел. На стене также есть оригинальный плакат 60-х годов фильма «Лолита», купил его во Франции. Здесь стоит фотография с Кустурицей во время его первого приезда в Россию. Гениальная личность и очень приятный малый.

Автор:Анна Федюнина
Фотограф:Андрей Башлыков

Вся информация, размещенная на сайте www.fraufluger.ru, охраняется в соответствии с законодательством РФ о защите
интеллектуальной собственности. При цитировании обязательно указание имени автора текста и гиперссылки www.fraufluger.ru.

© Fraufluger
О проектеВакансииКонтактыРекламаАвторизация