17 Октября, Среда 20:50
~ Анна Федюнина

На пару. Стритбол с Леваном Горозия

Время от времени мы встречаемся с интересными людьми и делаем то, что им заблагорассудится. В отместку получаем бесценный опыт и последние подробности их жизни. Напарник – музыкант L’One, он же Леван Горозия. Место – Воробьевы горы. Увлечение – стритбол.
На пару. Стритбол с Леваном Горозия
Команда рэпера и журналиста против двухметровых спортсменов. Погода шепчет, бросок не идет. После 10 минут игры в Леване начинает угадываться профессиональное баскетбольное прошлое. Его напарнику дают фору, учитывая противоположность пола. Несмотря на благоприятные факторы, счет не сравнять. Трехочковые баскетболисты Стас и Ваня забрасывают стабильно. Финальный свисток – победила дружба.

Правда, что пошел баскетболом заниматься, потому что с урока музыки выгнали?

Правда, ни грамма лукавства в этом нет. Я учился в пятом классе, и на уроке музыки мы жутко бесились.  У нас была учительница, которая позволяла достаточно раскованно себя вести. Но иногда мы явно перегибали, и терпение учительницы переливалось через край. Обычно в таких ситуациях она кого-то выгоняла с урока. Когда в очередной раз мы с товарищем оказались в коридоре, встретили тренера, который искал в это время учеников для баскетбольной команды. Самое смешное, что набирал он детей в младшую группу, в которую я уже не попадал по возрасту. Но проведя две-три тренировки, меня попросили остаться. Так и началось мое спортивное будущее.

Медали получал?


Конечно! Я из Якутска, мы неоднократные чемпионы Республики, призеры Чемпионата России, победители Международных спортивных игр «Дети Азии». Кроме того, я играл за старшую команду Суперлиги Б – в общем-то, все было успешно. Приходилось совмещать спорт с музыкой: хип-хопом я начал заниматься в 98-м году, баскетболом – раньше.

На моей памяти все происходило лавинообразно – появлялись широкие штаны, черные балахоны, кассеты с Cypress Hill. И все вдруг становились рэперами.

Именно так все и было (смеется). Onyx, Cypress Hill, Public Enemy, шапки-трубы, безразмерные кофты, широкие штаны… Баскетбол с хип-хопом тесно связаны, все это – уличная культура. Считалось, что если ты играешь в баскетбол, значит должен слушать рэп-музыку.

Проект Marselle, насколько я знаю, тоже зародился в Якутске.


Да, мы с Игорем были знакомы с Якутска, пытались писать треки. Я бросил университет и поехал покорять Москву, поступать заново на журфак. Специальность - журналист радио и телевидения. Я с 10 класса работал на радио и телевидении, только в Якутске. Игорь в это время тоже поехал поступать. В Москве мы и возобновили совместное творчество.

После прекращения совместного творчества, с Игорем продолжаете дружить?


Да, мы общаемся, дружим, не разругались вдрызг, не оттаскали друг друга за волосы. Общаемся мы, конечно, не так часто, как раньше. Сейчас мы в какой-то мере отдыхаем друг от друга, ведь на протяжении нескольких лет виделись ежедневно.

Расскажи, как тебя нашел Тимати.

Москва, на самом деле, маленький городок, и мы с ним знакомы давно. В тот момент, когда мы на неопределенное время приостановили творчество группы Marselle, я искал новый менеджмент, а Тимати нужны были новые артисты. Я искал условия, которые помогут мне стать лучше. То, что я делаю сейчас, более глобально. Я четко знаю, каких целей хочу добиться.

Если треки Marselle называли intelligent хип-хоп, музыкой улиц, куда движешься сейчас? Контракт с Black Star, наверное, ограничивает свободу.

Intelligent хип-хоп – это некий ярлычок, который повесили на музыку группы Marselle. Нас периодически спрашивали, в каком стиле мы работаем, и мы давали именно эту формулировку. Если честно, мы делали музыку, которая нам нравится, никогда не ограничивали себя рамками. Контракт с Black Star в творческом плане ни к чему не обязывает: я продолжаю делать музыку, которая, в первую очередь, нравится мне. Весь новый альбом будет таким, каким хочу видеть его я. Попсовым, конъюнктурным… (смеется)!

Займешь нишу между треками про квартальчик-райончик и дуэтами с Юлей Савичевой?


Я никогда не писал треки про райончик – мне это не близко. Ближе – порассуждать о каких-то глобальных вещах, рассказать о своей жизни, мировоззрении. Весь новый альбом будет мотивационным. Надеюсь, что люди, которые его послушают, найдут в себе силы делать то, что им нравится. Не идти на поводу у денег, жизненных обстоятельств. Я очень щепетильно отношусь к своей музыке, на данном этапе дуэта с Юлей Савичевой я не вижу. Для меня это слишком POP. Я хочу делать популярную музыку, но не перегибать палку. Посмотрим через несколько лет. Сейчас на горизонте есть другие люди, с которыми я бы с удовольствием записал дуэт.

Задевает, когда скептически относятся к союзу с Тимати? Говорят, что пропал андеграунд, пришла попса.

Всем скептикам могу ответить – нужно будет послушать новый альбом. Это не русский рэп в общепринятом смысле. Мне абсолютно легко писать музыку, потому что люди опять повесили на меня какие-то ярлыки. Ждут чего-то, а я делаю абсолютно не то, что от меня ждут. Я не парюсь по этому поводу – люди послушают и охренеют. Новый материал – музыка для широкой аудитории, как раз то, чего я хотел добиться.

Музыка для широкой аудитории обычно ассоциируется в большими деньгам. Есть стереотип, что на рэпе в России, в отличие от Запада, заработать можно куда меньше.


На русском рэпе заработать можно, причем, очень хорошо. Проблема в том, что все топовые артисты, которые занимаются русским рэпом, об этом не говорят. Если взглянуть на список Forbes, посвященный музыке, можно увидеть немало рэп-проектов - Баста, Каста, Noize MC, Тимати. В этом нет ничего постыдного . Изначально мы делаем музыку, потом появляются деньги. Деньги – это сопутствующее понятие, которое помогает двигаться дальше. Выражение – «Творец всегда должен быть голодным» - относится, скорее, к творческому аспекту. Творец должен быть голодным до музыки. У меня был период, когда я был голодным буквально. В такие моменты, если честно, думаешь не о творчестве, а о поиске еды. А на рэпе зарабатывать можно и нужно, это отличный пример для молодого поколения. Если  молодой человек будет упорно заниматься музыкой, проявлять свой талант, трудолюбие, он сможет быть успешен и морально, и материально. Он сможет наслаждаться жизнью, а не считать каждую копейку. Есть контингент людей, который работает и параллельно занимается музыкой. Музыка для них – хобби. Для меня же музыка не только любимое дело, отдушина, это моя работа. Я профессионально отношусь к своей работе, выкладываюсь по полной и, соответственно, хочу получать за это деньги.

Сейчас ты зарабатываешь больше, чем во времена существования Marselle?

На самом деле, на данном этапе я пошел на некоторые уступки в финансовом плане, но контракт с лейблом дает множество других перспектив.

Про «Давайдосвидания» не могу не спросить, хотя, честно говоря, уже от фразы коробит. Сразу согласился принять участие?


Больше тебе скажу – мы с Тиманом и замутили всю эту тему. Созвонились друг с другом после того памятного «твита» для Киркорова, решили, что нужно делать трек «Давайдосвидания». Изначально знали, что это нужно подавать с каплей самоиронии, а не на пафосе, с распальцовкой. Поэтому мы оделись, как оделись (смеется). На нас были черные туфли с белыми носками, костюмы, у меня были золотые зубы. Классика-классика.  Позвали своих друзей, записали видео. Все говорило о том, что мы сами стебемся над всей этой темой.

Еще один ваш трек вчера послушала: «На эту и на ту набью себе тату». Сколько уже тату набил?

Я не считаю татуировки, просто делаю. Левая рука практически забита. На правой пока майк. Этот микрофон на руке сделал в 2008 году, самая первая татуировка появилась тоже в 2008 году, но на спине. «Синяя болезнь» на многих, конечно, очень жутко влияет. Когда я прихожу к своему татуировщику, прошу и здесь что-то сделать, и здесь. Он говорит, проблема в том, что мне просто хочется где-то что-то сделать. Я очень рад, что со временем отношение к татуировкам меняется. 

Знаю, что ты и на кроссовках «помешан».

Согласен, правда, сейчас я не в кроссовках, но для стритбола взял. Кроссовки в шкафу уже не умещаются, поэтому валяются на балконе, в стопках из коробок.

У кого гардероб больше – у тебя или у жены Ани?


Обуви у меня однозначно больше. Но Аня привыкла, мне кажется. Она ходит со мной по магазинам.  Сейчас я поумерил пыл, стараюсь покупать меньше. Но лучше тратиться на кроссовки, чем спускать деньги в унитаз. Если есть возможность купить новую пару обуви – я это делаю.

А к гастролям и поклонницам Аня привыкла?

На гастроли я езжу, в основном, без Ани, ведь это достаточно тяжелый процесс. Если в будущем будут долгие гастроли за рубеж – думаю, мы будем ездить вместе. Кажется, что гастроли – это всегда весело, круто, но, на самом деле, при всей крутости этого процесса за ширмой кроются перелеты, недосып, периодически много алкоголя. Не очень хочу, чтобы моя жена чувствовала себя дискомфортно, ведь гастроли сильно бьют по биоритмам человека. Я, например, стараюсь ходить на массаж, ведь после частых перелетов шея болит постоянно. Что касается поклонниц, Аня, конечно, ревнует, но гораздо меньше, чем раньше. Мы с ней достаточно давно вместе, она пережила со мной очень многое. Как любой любящий человек она ревнует меня к девушкам, но понимает, что это часть моей работы. Если я не буду нравиться девушкам, черт побери, зачем я тогда занимаюсь музыкой (смеется)!

Автор:Анна Федюнина
Фотограф:Григорий Векслер

Вся информация, размещенная на сайте www.fraufluger.ru, охраняется в соответствии с законодательством РФ о защите
интеллектуальной собственности. При цитировании обязательно указание имени автора текста и гиперссылки www.fraufluger.ru.

© Fraufluger
О проектеВакансииКонтактыРекламаАвторизация